28.02.2021

Будущее сделки по иранскому атому оказалось под вопросом после заявлений Трампа

ВАШИНГТОН, 14 октября. /ТАСС/. Нынешняя администрация США не удовлетворена многосторонней договоренностью об урегулировании ядерной проблемы Ирана и настаивает на ее фактическом перезаключении на новых, более жестких по отношению к Тегерану условиях. К этому свелась суть телеобращения в пятницу президента США Дональда Трампа к согражданам, в котором американский лидер по существу изложил свою стратегию ужесточения давления на Иран.

Претензии и требования

Трамп в очередной раз назвал Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД), заключенный постоянной “пятеркой” Совета Безопасности ООН (Россия, США, Китай, Великобритания, Франция) и Германией с Ираном в июле 2015 года, “одной из худших” и наиболее невыгодных Вашингтону сделок в истории. “Мы получили слабые инспекции в обмен на не более чем чисто кратковременные… задержки в продвижении Ирана по пути к ядерному оружию”, – считает хозяин Белого дома.

“Поэтому я поручаю, чтобы моя администрация тесно работала с Конгрессом США и союзниками, чтобы устранить множество серьезных изъянов в сделке, дабы иранский режим никогда не мог угрожать миру ядерными вооружениями”, – заявил Трамп.

Как он пояснил, эта работа будет направлена прежде всего на то, чтобы попытаться сохранить в силе ограничения на определенные виды деятельности Ирана в ядерной области, истекающие, в соответствии с условиями СВПД, в предстоящие годы. Необходимо также усилить “недостаточное наблюдение за реализацией” договоренности Тегераном и добиться того, чтобы из СВПД исчезло “почти полное молчание относительно ракетной программы Ирана”, убежден президент.

В любой момент

Трамп предупредил, что, несмотря на стремление работать с зарубежными партнерами и Конгрессом над предполагаемой корректировкой СВПД, он сохраняет за собой право объявить о выходе США из сделки по собственному усмотрению, когда сочтет оправданным. “Однако в том случае, если нам не удастся достичь решения, работая с Конгрессом и союзниками, действие соглашения будет прекращено, – предупредил Трамп. – Оно находится под постоянным пересмотром, и наше участие в договоренности может быть аннулировано мною как президентом в любой момент”.

На иранскую тему он высказался и чуть позже, беседуя с журналистами перед тем, как посетить учебный центр Секретной службы США в одном из пригородов Вашингтона в штате Мэриленд.

“Поглядим, что произойдет Посмотрим, с чем они вернутся. Они могут вернуться с чем-то, что я сочту вполне удовлетворительным. А если нет, то через очень короткое время я прекращу действие сделки”, – подчеркнул Трамп, говоря о взаимодействии, касающемся возможной корректировки ядерной договоренности с Ираном, с американскими законодателями, которые находятся на выходных.

Трамп вместе с тем заверил, что “процесс, состоящий из двух шагов”, то есть предусматривающий попытку пересмотра СВПД по согласованию с другими его участниками и Конгрессом, ему “нравится намного больше”.

Отказ от сертификации

Кроме того, как отметил руководитель американской администрации, он отказывается подтвердить Конгрессу, что Иран выполняет положения СВПД. Производить такую сертификацию от президента США требует национальное законодательство. Это означает, что теперь, согласно американскому законодательству, которое было принято после заключения СВПД, Сенату и Палате представителей Конгресса в течение 60 дней предстоит принять решение о том, восстанавливать или нет действие односторонних санкций в отношении Ирана, которые были заморожены по условиям сделки.

“Иран не соблюдает дух сделки”, – убежден Трамп.

Переговоры по иранскому ядерному досье начались в 2004 году, после того как западные страны обвинили Тегеран в развитии “секретной военной ядерной программы”. С 2006 года переговоры с Ираном вела “шестерка” международных посредников – пять постоянных членов СБ ООН и Германия. В 2006-2010 годы ООН, США и ЕС вводили в отношении Ирана несколько пакетов санкций.

14 июля 2015 года в Вене был согласован итоговый Совместный всеобъемлющий план действий по иранской ядерной программе. Тегеран обязался не производить оружейный плутоний, в течение 15 лет иметь в распоряжении не более 300 кг обогащенного до 3,67% урана, переоборудовать ядерные объекты и использовать их исключительно в мирных целях. При этом оружейное эмбарго, введенное СБ ООН, будет сохранено в течение 5 лет, запрет на поставку в Иран технологий баллистических ракет – в течение 8 лет, эксперты МАГАТЭ будут проводить мониторинг ядерных объектов в течение 25 лет.

При нарушении условий соглашения санкции могут быть возобновлены. 20 июля этот план поддержал СБ ООН.

Обвинения и санкции

Американский лидер обвинил Иран в том, что он “остается главным спонсором терроризма в мире”, предоставляет содействие группировке “Аль-Каида” (запрещена в РФ) и радикальному движению “Талибан” (запрещено в РФ), “разжигает… насилие в Ираке и… гражданские войны в Йемене и Сирии”.

В целях противодействия этой и другой тому подобной деятельности Тегерана США собираются теперь более активно использовать в отношении Ирана механизм односторонних ограничительных мер и интенсивно работать с партнерами за рубежом, уточнил Трамп. “Мы введем дополнительные санкции в отношении режима, чтобы блокировать финансирование им терроризма Мы займемся вопросом распространения режимом ракет и вооружений, угрожающих его соседям, глобальной торговле и свободе мореплавания”, – обещал президент.

Наконец, он сообщил, что США впервые ввели санкции в отношении “всего Корпуса стражей исламской революции” (КСИР) Ирана – элитной части его вооруженных сил – за предполагаемую “поддержку терроризма”. Эти рестрикции будут распространяться в том числе на “должностных лиц, агентов КСИР и связанные с ним структуры”, пояснил Трамп.

Расчеты и планы Москвы

Комментируя выступление Трампа, МИД России заявил, что Москва сожалеет о принятых американской стороной решениях. Тем не менее РФ рассчитывает, что новые шаги США не окажут непосредственного воздействия на ход выполнения СВПД, добавили на Смоленской площади.

С точки зрения Министерства иностранных дел России, Иран строго придерживается своих обязательств, что регулярно подтверждается Международным агентством по атомной энергии (МАГАТЭ). Ни о каком возврате к ситуации до достижения договоренностей, в том числе к возобновлению санкций по линии Совета Безопасности ООН, в такой ситуации не может быть и речи, указал МИД.

В свою очередь пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков еще до выступления Трампа заметил, что возможный выход США из СВПД имел бы “весьма и весьма негативные последствия”, нанес бы ущерб “атмосфере предсказуемости, безопасности, стабильности и нераспространения во всем мире”.

Министр иностранных дел России Сергей Лавров в преддверии речи Трампа обсудил ситуацию вокруг СВПД с главами внешнеполитических ведомств США и Ирана Рексом Тиллерсоном и Мохаммадом Джавадом Зарифом. В разговоре с госсекретарем США в четверг Лавров отмечал приверженность Ирана договоренностям и необходимость того, чтобы их придерживались и другие стороны. В беседе с Джавадом Зарифом в пятницу российский министр подтвердил намерение Москвы добиваться выполнения договоренностей в том виде, в котором они были одобрены СБ ООН.

В связи с выступлением Трампа заместитель министра иностранных дел России Сергей Рябков сообщил ТАСС, что Москва намерена обсуждать складывающуюся ситуацию с участниками ядерной сделки, чтобы добиваться ее реализации в полном объеме. По словам дипломата, Россия уже в ближайшее время намерена обсудить этот вопрос с США. Замглавы МИД предостерег от внесения в СВПД “усовершенствований”, о которых ведут речь США, поскольку эти поправки могут привести к тому, что с таким трудом достигнутая сделка “рассыплется”. Рябков заявил о недопустимости увязывания договоренностей по ядерной программе с другими вопросами, которые есть у Вашингтона к Тегерану.

Европейское неодобрение

После выступления Трампа Тиллерсон заявил, что в Вашингтоне рассчитывают на поддержку со стороны союзников в Европе. Однако в Старом свете инициативы США встретили в штыки.

Верховный представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности Федерика Могерини, выступавшая на переговорах с Ираном в качестве координатора группы “пять плюс один”, заявила, что международное сообщество не может “позволить уничтожить ядерное соглашение, которое работает”. Она констатировала, что данная сделка не является двусторонним соглашением и не может быть денонсирована каким-либо одним государством. Требование Трампа о пересмотре СВПД Могерини охарактеризовала как невыполнимое.

С совместным заявлением выступили и лидеры трех европейских стран, находившихся за столом переговоров с Ираном – Великобритании, Германии и Франции. По их оценке, сохранение СВПД отвечает “общим интересам в сфере безопасности”. “Мы призываем американские власти… анализировать последствия для безопасности США и их партнеров, прежде чем делать шаги, которые ослабят СВПД, как, например, введение санкций, отмененных в рамках соглашения”, – отметили в совместном заявлении премьер-министр Великобритании Тереза Мэй, канцлер ФРГ Ангела Меркель и президент Франции Эмманюэль Макрон.

Едва ли не самой демонстративной стала реакция французского лидера. Сразу после выступления Трампа он поговорил по телефону с президентом Ирана Хасаном Роухани и заверил его в том, что Париж останется сторонником СВПД, а также подтвердил намерение нанести визит в Тегеран.

Вместе с тем Берлин, Лондон и Париж сигнализировали о том, что разделяют опасения Вашингтона по поводу ракетной программы Ирана и деятельности Исламской Республики в регионе. Мэй, Меркель и Макрон заявили на этот счет, что готовы принимать “адекватные меры” в тесном согласовании с США.

Реакция Ирана

Хасан Роухани в своем выступлении, ставшим ответом Трампу, отверг все обвинения в адрес Тегерана, назвав их безосновательными. Он подтвердил приверженность Ирана ядерной сделке и сотрудничеству с МАГАТЭ, подчеркнув, что ни один президент не способен в одностороннем порядке аннулировать договоренности, получившие международную поддержку.

Глава исполнительной власти Ирана исключил возможность пересмотра СВПД и предупредил, что в случае ущемления интересов страны “Иран незамедлительно даст ответ”. “Он Трамп, судя по всему, не знает, что это не двусторонняя договоренность, заключенная между Ираном и США, чтобы он действовал, как ему вздумается”, – сказал Роухани.

По его свидетельству, Иран продолжит свой курс, несмотря на угрозы и давление. Как заверил президент, ракетная программа направлена исключительно на защиту Ирана.

В заключение Роухани заявил, что противодействие терроризму в регионе остается приоритетом ИРИ, а Корпус стражей исламской революции, пользующийся всесторонней поддержкой внутри страны, играет в этом вопросе ключевую роль.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *